Тотем с древних времен существовал у многих людских общин и объединений и представлял собой животное, покровительствующее определенной группе людей. Но это был не просто покровитель из животного мира. Понятие тотема очень глубокое и мистическое. Со своим тотемом его почитатели связывали не только внешние атрибуты племени или, но и внутреннее содержание, духовность и возможности членов общины. А в былые времена люди ставили своей задачей воплотить в себе черты племенного или общинного тотема. Вспомните берсеков или берсекеров — бесстрашных германских воинов, перед битвой вгонявших себя в мистический раж и голыми руками разрывавших своих врагов. Они пьянели от запаха крови, могли без устали биться часами, их шлемы украшали медвежьи и волчьи головы, а их презрение к смерти и идущий от них животный ужас повергали противника еще до того, как берсеки вступали в бой. Но кто такие берсеки, как не люди, воплотившие в жизнь магическое умение психологически и интеллектуально (если такое определение уместно в отношении животных) уподобляться своим покровителям — огромным медведям и жестоким, не знающим пощады волкам?Итак, в начале второго тысячелетия люди психологически умели «настраиваться» на волну животного восприятия мира. А чуть раньше (достаточно вспомнить славянские былины и мифы многих других народов) люди умели входить в существо своего тотема настолько, что перевоплощались в него.