Вот типичный пример такого влияния.Предположим, вы, неся крупногабаритную вещь, задели новую соседскую дверь, обитую искусственной кожей. Количество ваших извинений безмерно, но человек отказывается их слушать и отвергает предложенную вами компенсацию, которой хватит на новую обивку. Вместо этого он начинает твердить, что вы давно мешаете ему своим шумом по вечерам, что он мучается от вашего соседства и вообще вы ему надоели. Через некоторое время вам действительно приходится решать какие-то серьезные проблемы (как правило, это связано с ремонтом wm канализацией, электричеством), и сосед обязательно узнает об этом. Разведав ваше положение, он может просто потирать руки и говорить о том, что наконец-то Господь воздает по заслугам его обидчику, своей жене. Если же ваш сосед — человек, особенно сильно зажатый жизнью, то подобные вещи он скажет вам в глаза. Правда, то, что он считает гневом Божьим, возложенным на вас, всего лишь его собственное отрицательное влияние в виде сильного сглаза или порчи. Вид и степень влияния зависят от того, насколько сильно и насколько долго он мысленно пережевывал ущерб, нанесенный своей двери, и как мощно, с какой эмоциональной напряженностью желал вам всякого зла («Да чтоб у тебя!..»).Естественно, что эмоции в случае отрицательных воздействий играют ключевую роль как для наводящего порчу, так и для объекта. Чем более эмоциональны в своих проявлениях обе стороны во имя конфликта, тем менее стабильны их тонкие тела. «Наводчика» это делает более подвижным, жертву — более растерянной и податливой к чужому влиянию. Порой само существование неприязни к определенному человеку настолько расшатывает нашу эфирную составляющую, что аура в присутствии этого субъекта просто не в силах защищаться от внешних нападений.